До 13 апреля 2021 года толкование норм законодательства, касающихся отношений в рамках договоров ОСАГО, а именно: обязанности страховщика уплаты неустойки, финансовой санкции и штрафа за нарушение обязательства перед потребителем, в результате чего, последний был вынужден обратиться за помощью к финомбудсмену.

Именно 13 апреля 2021 года Судебная Коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 14-КГ21-3-К1.

В данном Определении Верховный Суд Российской Федерации разрешил вопрос относительно того, освобождается ли финансовая организация, исполнившая в установленный срок решение уполномоченного по правам потребителей финансовых услуг, от ответственности за нарушение обязательства, послужившее поводом для обращения потребителя за разрешением спора к финансовому уполномоченному.

Согласно ч. 1 ст. 24 Закона о финансовом уполномоченном исполнение финансовой организацией вступившего в силу решения финомбудсмена признается надлежащим исполнением обязанностей по договору с потребителем. В то время как надлежащим исполнением страховщиком своих обязательств по договору признается осуществление страховой выплаты (выдача отремонтированного транспортного средства) в порядке и сроки, установленные Федеральным законом от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств“, а также исполнение вступившего в силу решения финансового уполномоченного в порядке и сроки, которые установлены таким решением. Страховщик освобождается от обязанности уплаты неустойки, если он исполнил обязательство в порядке и сроки, установленные Законом об ОСАГО и Законом о финансовом уполномоченном (п. 2 и 5 ст. 16.1 Закона об ОСАГО).

На практике мнения судей разделились на:

  1. своевременное исполнение страховщиком решения финомбудсмена освобождает его от уплаты неустойки за весь период просрочки в осуществлении страхового возмещения, в том числе предшествовавший обращению потребителя к финансовому уполномоченному за разрешением спора (определения Третьего КСОЮ от 23 декабря 2020 г. по делу № 8Г-22557/2020, Четвертого КСОЮ от 24 ноября 2020 г. по делу № 8Г-28022/2020, Первого КСОЮ от 23 октября 2020 г. по делу № 8Г-19508/2020).
  2. исполнение страховщиком решения финомбудсмена, при установленном факте нарушения обязательства, не освобождает страховщика от уплаты неустойки (определения Четвертого КСОЮ от 4 декабря 2020 г. по делу № 8Г-26705/2020, Седьмого КСОЮ от 24 декабря 2020 г. по делу № 8Г-16586/2020, Восьмого КСОЮ от 17 ноября 2020 г. по делу № 8Г-17817/2020).

Именно вторую точку зрения судей и поддержал Верховный Суд РФ. По мнению Суда, для освобождения страховщика от обязанности уплатить неустойку необходимо не только исполнение решения финансового уполномоченного, но и исполнить обязательства в порядке и сроки, установленные Законом об ОСАГО. При ином толковании потерпевший, являющийся потребителем финансовых услуг, при разрешения вопроса о взыскании неустойки находится в менее выгодном положении по сравнению с потерпевшим, не имеющим такого статуса, а страховая компания получает возможность в течение длительного времени – до вынесения решения финансовым уполномоченным – уклоняться от исполнения обязательств по договору и неправомерно пользоваться причитающимися потерпевшему денежными средствами без угрозы применения каких-либо санкций.